Ангел

Посвящается моему Ангелу, которая так далеко

И в то же время всегда рядом, в моем сердце:

 

Усталое Солнце медленно закатилось за горизонт, и ночная владычица Луна уже начинала освещение бренной земли своим магическим серебряным светом. Одинокие облака иногда еще пытались скрыть мир от ее волшебных лучей, но вскоре последние из них растаяли в ночном летнем небе, и лишь яркие звезды были извечными и законными спутниками вечной и негасимой Луны.

 

Эта ночь была особенной. Именно сегодня было полнолуние, и именно сегодня была великая битва, в которой пали сотни отважных воинов. Казалось, что с каждым героем, уснувшим в этот день вечным сном, на небе зажглась новая звезда, и возможно потому эта ночь была особенной, не такой как остальные.

 

Небольшое горное озеро уютно расположилось между скальными выступами. Термальный источник, находящийся поблизости, слегка нагревал воду, а серебристые лунные лучи превращали ее в кристальную копию звездного неба. Озерцо было небольшим, но довольно глубоким, и с северной стороны уходило вниз, к основаниям гор, тоненькой горной речкой. На берегу, словно окутав это дивное место мягким пушистым ковром, густо росли различные невысокие травы, и между ними то тут то там маленькими нежными звездочками росли ромашки. Несмотря на то, что это полевые цветы, тут они чувствовали себя вполне уютно, словно некая неземная сила опековалась ими.

 

Темная фигура вышла из-за скалы, и медленно направилась к водоему. Вскоре навес из скал закончился, и лунный свет осветил фигуру странника: это был воин, укутанный в дорогой, но изрядно потрепанный черный плащ. Воин подошел к источнику, откинул капюшон и сбросил плащ на траву, сделав некое подобие подстилки. Это был воин дроу, и по его изящному доспеху, покрытому множеством порезов и заляпанному кровью, было видно, что он недавно вышел из жестокой битвы. Скрепя зубами от боли воин расстегнул ремни на своей броне и с облегчением сбросил ее на землю. Черная рубаха, сшитая из дорогого эльфийского шелка, была во многих местах порезана и пропитана кровью.

 

Воин осмотрел свои раны и неслышно усмехнулся. Несмотря ни на что, он был жив! Чего не скажешь о десятках его врагов, которые навеки останутся лежать под этими прекрасными звездами.

 

Звезды: небесные алмазы... Вот уже много веков, как его народ, дроу отступники, вышли на поверхность, и все эти годы каждый из них не мог не любоваться звездами. Воин и сам уже прожил не одну сотню лет, и все же каждый раз, глядя в бездонное небо, он любовался небесными алмазами, каждый раз он упивался этим зрелищем, не в силах осознать в полной мере суть этой красоты, но лишь наблюдая и радуясь тому, что но может это наблюдать. Он видел множества созвездий, которые раскинулись по иссиня-черному небесному морю, и узнавал в них очертания лошадей, птиц, людей, духов и прочих существ мира магии. Больше всего в этом мире он любил звезды, ибо любая красота в этом мире меркла и умирала, но лишь они были вечны.

 

На бренную землю его вернула острая боль в плече. Большинство ран на теле были неглубокими, но в плече торчал обломок вражеской стрелы, который наверняка был еще и отравленным. Дроу аккуратно снял рубашку и направился к тому месту, где озерцо превращалось в речку. Ему не хотелось портить кристальную первозданную чистоту этого места своей кровью. Войдя в воду, он почувствовал, как приятная прохлада окутывает его горячее тело, и как быстрые потоки реки смывают с него кровь.

 

Разорвав рубашку на лоскуты, он обработал неглубокие раны, которые к тому времени уже не кровоточили, и занялся стрелой в плече. Рана была глубокой, да и обломок стрелы была с зазубренным наконечником, но больше всего его беспокоил яд, которым была смазана стрела. Иммунитет дроу мог справиться с большинством ядов, но этот был каким-то неизвестным, и сейчас тело начинало знобить. Решив, что нужно поскорее извлечь стрелу он зажал в зубах свернутый в несколько слоев пояс, и аккуратными плавными движениями начал вынимать наконечник. Боль была невыносимой, даже для бывалого воина, и ремень был прокушен, но воин не издал ни звука. Вытянув зазубренный наконечник и выплюнув пояс, дроу бросил его в воду. Кровь быстро стекала по руке, окрашивая горную речушку в ярко красный цвет, и дроу поспешил сделать себе тугую перевязку из остатков рубашки. Выйдя из воды и подойдя к своим вещам, он достал пузырек с неким зельем и вылил его на рану, в результате чего рана вспенилась, и кровотечение остановилось. 'Ну что ж, - подумал воин, - от потери крови я не умру, это радует, осталось справиться с ядом...' Он присел на плащ, и постарался расслабиться, но вскоре в голове помутнело и дроу погрузился в забытье...

 

Ото сна его пробудило легкое, и едва уловимое шуршание трав. Дроу слегка приподнялся на локте, хоть это и было больно из-за ранения, и осмотрелся.

 

Над озером сгустился легкий, прозрачный туман, и в волшебном свете луны к озеру приближалась девушка. За свои две с лишним сотни лет, воин повидал много прекрасных девушек, но эта затмевала своей неземной красотой всех их. Он попытался рассмотреть ее получше, но так и не смог понять кто она, ибо для человека она была слишком изящной, а для эльфа слишком прекрасной и неземной. В какой-то момент ему показалось, что лунные лучи, пробиваясь сквозь туман, как бы обрисовывают некие очертания вокруг ее потрясающей фигурки, облаченной в полупрозрачную тунику. Легкое дуновение ветерка отогнало туман, и в свете серебристых лучей бледно вырисовались прозрачные крылья, которые то появлялись, то пропадали, словно теплый летний бриз сдувал их подобно туману.

 

- О боги, мне явился Ангел...- еле слышно выдохнул дроу, чтобы не спугнуть сие неземное создание.

 

Девушка на миг замерла, словно услыхала что-то, и в этот миг дроу даже дышать перестал. Успокоившись, она приблизилась к озерцу, и сбросив тунику с изящного тельца побежала к воде.

 

Сердце воина колотилось настолько сильно, что он даже испугался, что она может это услышать. Он боялся даже дышать, глядя на это дивное зрелище, которое предстало пред его взором. Всем сердцем он мечтал лишь о том, чтобы этот миг не кончался никогда.

 

Девушка легкой ланью бежала к воде, и в какой-то момент воину показалась, что она бежит и по кристальной глади озера. Добежав, она изящно нырнула в воду и скрылась из виду. Спустя несколько мгновений, которые показались воину вечностью, она снова появилась, вынырнув из воды подобно морской богине, и поплыла к берегу, на котором лежал дроу.

 

Воин, лежа на берегу, с замиранием сердца наблюдал за тем, как дивная незнакомка приближается к берегу, как она медленно выходит из воды, как начинает расчесывать свои необыкновенные волосы цвета полуденного солнца. Капельки воды маленькими бриллиантами переливались в лунных лучах на ее атласной коже, медленно стекали по ее прекрасной груди, по идеально округлым бедрам, по стройным изящным ножкам. Весь ее вид внушал божественное благоговение и в то же время притягивал той невероятной и неизведанной силой, что зовется Природой.

 

Дроу не мог больше просто лежать. Он тихо встал, и направился к девушке. Та, заметив необычного эльфа, немного испугалась, и хотела уже нырнуть обратно в воду, но все же любопытство взяло верх, и она осталась, правда и отступила на пару шагов к воде.

 

- Здравствуй, о прекраснейшая из ныне живущих, - тихо проговорил воин и поклонился. - Ты замерзнешь, надень это. - Он потянул ей свой плащ-пивафви, и нежно улыбнулся.

 

Девушка замешкалась, но видимо без одежды почувствовала себя совсем незащищенной, а потому приняла плащ и укуталась в него. Пивафви был легким, но, тем не менее, очень теплым и приятным на ощупь, и пах какими-то редкими и приятными травами. Спустя миг девушка расслабилась и мило улыбнулась в знак благодарности. Эта милая, лучезарная улыбка была для уставшего воина словно магический бальзам на израненную душу, и он улыбнулся в ответ, обрадованный тем, что прекрасная незнакомка не оставила его.

 

Девушка прошла мимо него, и присела на траву, откинув полу плаща, чтобы дроу мог присесть рядом. Он сел, облокотившись на раненую руку, и скривился от боли, но тут же почувствовал божественный аромат ее волос, ее кожи, который манил и пьянил, и вся боль разом куда-то исчезла. Прекрасная незнакомка с интересом рассматривала оголенный торс воина, покрытый многими шрамами и свежими порезами. Дроу был худощав, но тело его было жилистым и мускулистым, как и подобает воину, и девушка робко потянула руку и прикоснулась к одному из шрамов.

 

- Кто ты? Как твое имя? - спросил воин, но ощутив нежное прикосновение ангельской ручки он просто потерял дар речи. Он разрывался между желанием обнять ее, прикоснуться губами к ее нежной коже, и желанием вечно оберегать ее, защищать как великое сокровище, которое никто бы смог осквернить пока бьется его сердце.

 

- Майя. - только и ответила девушка. Она посмотрела своими зелено-голубыми глазами в почти черные глаза дроу, и нежно и очень аккуратно дотронулась к ране в плече. Другой рукой она провела по его снежно-белым волосам. Пивафви сам собой спал на траву, но они этого даже не заметили.

 

Они не могли оторвать взоры друг от друга. Воин ощутил, как нежное прикосновение к его ране вызвало тепло, которое стало разливаться по венам, и как ее изящные ручки прикасаются к его горячему телу. Он взял ее руки в свои и поцеловал их. Затем стал покрывать руки поцелуями все выше и выше, пока, наконец, их лица не приблизились, а губы не слились в поцелуе, страстном и в то же время исполненным нежности и ласки. Она отвечала ему взаимностью, и ласкала его разгоряченное тело, постепенно погружаясь от поцелуев в пучину страсти и омут наслаждения. Воин сходил с ума от счастья, он впервые за много лет снова был с девушкой. Но никогда раньше он не получал такого удовольствия от простейших ласк, поцелуев, простых прикосновений, в эту ночь все было каким-то необычным, волшебным, и он блаженствовал от этого волшебства.

 

Он покрывал ее идеальное тело поцелуями и ласками, и она делала то же самое, они лежали на плаще и упивались наслаждением. Весь окружающий мир превратился в нечто нереальное, сказочное, и весь он принадлежал им. Она оказалась над ним, и направила его горячую плоть внутрь своей, и в тот же миг оба затаили дыхание от наслаждения. Ее упругая грудь слегка касалась его торса, а он обнимал и ласкал ее шикарные бедра. Их движения были размерены и плавны, но постепенно становились все более и более быстрыми. Их бедра двигались в такт, руки сплелись воедино, а губы слились в переполненном страсти поцелуе. Они чувствовали, как внутри них нарастает нечто великое и прекрасное, и вот-вот это нечто должно было вырваться. И вот настал тот миг, миг долгожданный, миг полного экстаза. Ее тело содрогнулось, и она, издав негромкий стон наслаждения, рухнула без сил на него, а он, испытав то же самое опал внутри нее.

 

Они лежали, обнявшись, обессиленные, но исполненные счастья. Их соленые и влажные тела были переплетены, они смотрели друг на друга и не могли что-либо сказать. Но слова и не нужны были, ведь глаза могут намного красноречивее все объяснить, нежели язык, и все было понятно. Во взгляде воина читалось благоговение, восхищение и нежность, взгляд девушки был исполнен благодарностью, теплом и нежностью. Он ласково ее обнял и притянул к себе, укрывшись своим плащом. Она нежно положила свою белокурую головку ему на плечо, и оба погрузились в блаженный сон.

 

Неведомо сколько они так пролежали, ибо время остановило свой бег вокруг них, но пробудило воина отдаленное пение горна. Дроу понял, что это двенадцатый отряд стрелков под предводительством Могучего Торима уже разыскивает его, и аккуратно привстал, дабы не разбудить свою возлюбленную. Он смотрел на нее, и его, казалось уже навсегда, огрубевшее сердце пело от счастья. Девушка тихонько спала, и во сне она была еще более прекрасна. Вокруг ее неземного личика словно было некое сияние, а блаженная улыбка ни на миг не сходила с него. 'Ты не должен потерять ее.' - мысленно сказал сам себе воин. 'Даже ценой собственной жизни, на ее лице никогда не будет и тени грусти'.

 

Горн пропел ближе, и девушка тоже проснулась. Она взволновано посмотрела на воина, как бы ища поддержки.

 

- Все хорошо, Майя, - наслаждаясь каждым звуком ее дивного имени, успокоил он. - Это мои верные друзья ищут меня.

 

Он принес ей ее тунику, обнял и нежно поцеловал.

 

- Пойдешь ли ты со мной, будешь ли ты моей госпожой? - с надеждой в голосе спросил дроу. Девушка не ответила, она опустила глаза и встала.

 

Из-за уступа показался высокий воин, одетый в дорогие черные доспехи, и вооруженный длинным луком. Торим увидел своего владыку и громко крикнул своим воинам, идущим следом: 'Хвала Эилистраее! Он жив!'. Остальные откликнулись радостными криками. Дроу улыбнулся своему верному воину и пошел к нему навстречу. Они встретились и обнялись по-братски. После жестокой битвы оба уже и не надеялись встретиться.

 

- Мне столько тебе нужно рассказать, - начал было воин, намереваясь познакомить друга с девушкой, но неожиданно увидел, как та медленно удаляется от них.

 

- Нет! Постой! Майя...

 

Но девушка лишь развернулась, одарила его печальной улыбкой и послала воздушный поцелуй. Поcле этого, она несколько раз крутнулась и растаяла в лучах пропадающей луны словно мираж...

 

Воины стояли, и ошарашено смотрели на то место, где мгновение назад стояла прекрасная девушка. Дроу не верил своим глазам, не хотел верить, но ничего сделать он не мог. Торим положил руку другу на плече.

 

- Кто это был?

 

- Майя... Ангел...

 

Золотое солнце медленно поднималось над просыпающимся миром. Небольшой отряд воинов дроу медленно двигался сквозь горы к своему городу-крепости. Каждый был с надвинутым капюшоном, и старался держаться в тени, ибо солнечный свет был немного неприятен для чувствительных глаз дроу эльфов. И лишь один из них, в самом дорогом плаще, шел с высоко поднятой головой. Он смотрел на солнце, и глаза его слезились от ярких лучей, но он не чувствовал боли, он вспоминал золотые локоны прекрасной девушки, и тихо повторял:

 

- Майя...

 

the end

 

17.12.2004

 

FenikS Ultrinnan Kurunir

Случайное фото

Магазин символики

veldrinprint

Использование информации с этого сайта возможно только с письменного разрешения автора © Veldrin. 2014. Разарботка сайта - FEDIRKO.PRO

Copyright © 2015 Veldrin
A Veldrin creation